Overblog
Edit post Follow this blog Administration + Create my blog

Русский фолк, международная версия

March 28 2014, 10:36am

Опубликовано 13 августа 2012 года
Французская версия здесь

Человек, которого мне хочется вам представить, по образованию юрист. Но речь пойдет совсем не о российских законах. Их Алексей Палагин, конечно, уважает,Алексей Палагин но заниматься предпочитает народной музыкой и созданием народных инструментов, от волынок и кларнетов до жалеек. Вы знаете, что такое жалейка? Скоро узнаете. Обещаю.

Алексей, как получилось, что Вы стали музыкальным мастером?
Алексей:
Видимо, это гены: у меня вся родня из Рязанской области, а Рязань испокон веков славилась мастерами по дереву. Однажды знакомые привели меня в московский клуб, где играли модную тогда кельтскую музыку. Там я услышал волынку, мне стало интересно, и я несколько лет просто приходил и слушал. Потом купил у мастера инструмент, совсем простенький и дешевенький...

У мастера? А почему не в магазине?
Алексей:
В России, как и в Европе, нельзя купить волынку в магазине, если только это не магазин серийного производителя или интернет-магазин. Можно купить у частного мастера, других вариантов пока нет. Так вот, я купил волынку, и она у меня сломалась. Я ее сам починил, еще не умея играть.

Играть тоже сами учились?
Алексей:
Нет, занимался с преподавателем, московским волынщиком. Он из самого первого поколения русских, начавших играть европейский фолк, а я – уже второе.Алексей Палагин Он учился играть как раз в то время, когда я слушал.

Он учился в Шотландии?
Алексей:
Нет. Все первые московские волынщики учились здесь, уже потом кто-то ездил в Европу, в Шотландию. Есть даже в Москве человек, который закончил Glasgow college of piping и получил Pipe Major’s Certificate. Но большинство русских волынщиков — самоучки.

Но как это можно освоить без нот, без информации?
Алексей:
Ну, мир тесен, все московские волынщики через Интернет очень быстро перезнакомились, так что обмен информацией начался. Кто знал иностранные языки — стал переписываться с иностранными коллегами, переводить статьи и доносить это до нас.

Но вообще специальной школы волынщиков в Москве нет и специальной литературы, наверное, тоже?
Алексей:
Вся специальная литература – это отдельные статьи в Интернете.

Подозреваю, что о русских народных инструментах информации не больше.
Алексей:
Еще меньше. С русскими инструментами вообще сложнее: здесь огромная путаница, потому что страна слишком большая и в разных областях один и тот же инструмент может по-разному называться. Вот, например, русский тростевой инструмент жалейка:

Жалейка

где-то ее так зовут, где-то это «рожок», а где-то вообще «пастушеская свирель». При том, что в основной массе у нас cвирель – это свистковый инструмент типа флейты, а рожок – мундштучный инструмент, как труба... В общем, четкую классификацию инструментов создать невозможно. Можно только брать конкретный инструмент и говорить: «Вот это – курский рожок. Вот так он выглядит и так звучит, а все остальные рожки – это совсем другое».


Вот жалейка Алексея, так она выглядит
и так звучит, а все остальные жалейки – это совсем другое.

Как же Вы перешли от волынки к жалейке?
Алексей:
Именно с жалеек начались мои эксперименты по изготовлению инструментов. Однажды я попал на мастер-класс... Нет, давайте по порядку. Есть такой человек – Сергей Старостин. Музыкант, гуру русского фольклора, который сделал записи одного из последних деревенских исполнителей на тверском рожке. Старостин сам тоже рожок освоил, потом у него учился другой музыкант, Артем Воробьев. Вот на его мастер-класс я однажды и попал. И так меня рожок впечатлил, что я пришел домой и сразу сделал его буквально из чего попало.

В мастерской Алексея
мастерская
мастерская

А что попало?
Алексей:
Я просто срезал палку, высушил ее в микроволновке. Нашел где-то кусок коровьего рога... Самое интересное, что это все зазвучало! Так и началось. Потом какое-то время были эксперименты. Артем Воробьев мне помогал: я делал – он пробовал играть. В конце концов мы нашли конструкцию, которая достаточно хорошо звучит и эстетично выглядит.

Теперь Алексей уже не пользуется микроволновкой.
Его инструментарий стал более солидным.

мастерская

Поделитесь секретом, из чего конструкция?
Алексей:
Она может быть из самых разных пород дерева. Ведь деревенские инструменты традиционно изготавливались из того, что проще найти и обработать – из бузины, клена, орешника. Но я использую ценные породы дерева, которые хорошо звучат: эбен, палисандр...

Гемсхорны
Гемсхорн
Гемсхорн

Вероятно, это довольно дорого?
Алексей:
Конечно. Поэтому, допустим, жалейка, которую можно купить в обычном магазине, стоит 800 рублей, а у меня – 3500.

А кто поставляет жалейки в «обычный магазин», есть какая-то фабрика по производству?
Алексей:
Нет, промышленно их не производит никто. Тут дело в другом: до определенного момента у нас были некоторые стереотипы в плане народных инструментов. В Европе, например, внешний вид инструмента всегда был важен: их представляли при дворе, поэтому делали из хорошего дерева, презентабельные. У нас большинство инструментов вышли из деревни и, собственно, так и выглядели. Артем окрестил такой дизайн &lqauo;а ля бомж XVII века». Так вот, мне всегда было интересно сделать инструмент, который бы не только звучал хорошо, но еще и выглядел достойно.

Жалейка из эбенового дерева
Эбеновая жалейка

Я стараюсь звук оставить «деревенский», а внешний вид сделать более эстетичным, поэтому работаю с дорогим материалом. Для тростевых инструментов, например, использую тростник, из которого делают трости гобоев, кларнетов. Я заказываю его в Испании.

Вы говорите по-испански?
Алексей:
Нет... Немного по-английски: могу поддержать беседу, но не более того – практики нет.

Но как же Вы нашли поставщиков?
Алексей:
Ну, нужда заставила. (Улыбается.)

На что еще Вас сподвигла нужда?
Алексей:
С жалейками нужда сподвигла на то, чтобы сделать две линейки: жалейка современная и жалейка народная. Дело в том, что народная жалейка – это инструмент солирующий, он громкий, яркий, на нем можно импровизировать. Это джазовый инструмент. Я совершенно спокойно могу это сказать, потому что Артем Воробьев с джаз-бендом замечательно играл на рожке. Но многим музыкантам в течение концерта требуется смена тональности, а для этого нужно несколько жалеек. При этом настраивается народная жалейка достаточно сложно. Так вот, чтобы музыканту не переживать, строит его жалейка или нет, нужен инструмент с пластиковой тростью – стабильной, надежной, беспроблемной. Поэтому я стал делать и народные жалейки, и современные. У современных трость пластиковая.

Изготовление инструментов – Ваш основной заработок?
Алексей:
Единственный.

Как заказчики Вас находят?
Алексей:
Больше по сарафанному радио. Через сайт тоже, хотя мне, честно говоря, стыдно: я им давно не занимался, и там многого нет. Просто времени не хватает...

Расскажите о Вашей группе. Почему название такое странное – «Новые Кельцы»?
Алексей:
Новые Кельцы – это село в Рязанской области, недалеко от моей родной деревни. Мимо него я как раз ездил в ту пору, когда в Россию пришла мода на кельтскую музыку. «Кельты» – «кельцы» – получилась игра слов, которую мы решили использовать, чтобы показать суть нашей группы.

Группа «Новые кельцы»
Группа в полном составе + один неизвестный.

Вы играете народную музыку?
Алексей:
Мы это называем «русский фолк на инструментах народов мира». То есть это русская музыка, исполненная на самых разных инструментах: на волынках, бузуках, европейских флейтах и т.д. Конечно, русские инструменты у нас тоже есть: гусли, балалайки, свирели.

Сколько у человек в Вашей группе?
Алексей:
Пятеро, и на пятерых у нас около 30 музыкальных инструментов. Собственно, с этого и началось: было много разных инструментов, надо было на них играть. Мы стали брать традиционные русские вещи и делать к ним такие аранжировки, чтобы звучали инструменты не совсем стандартные для русской музыки. Когда мы только начинали, у нас во главе композиции стояли духовые – волынка. Сейчас это уже балалайка – народная и академическая. Вместе они звучат, конечно, потрясающе. Это как в рок-группе рок-гитара и соло-гитара.

Балалайку тоже сами осваивали?
Алексей:
Балалайку целиком и полностью осваивал сам. А всевозможные наигрыши либо у кого-то перенимал, либо записи смотрел.

Неужели в России никто профессионально не занимается образованием «фольклорных» музыкантов?
Алексей:
Занимаются. Есть отделение в Гнесинском колледже и в Москвском университете культуры. Эти вузы дают основную массу фольклористов, причем таких, которые умеют и петь, и играть на нескольких инструментах. Я знаком с несколькими – мы встречаемся на праздниках, на фестивалях.

Какой у Вас самый любимый фестиваль?
Алексей:
«Живая Русь» в Торжке – он проходит в музее деревянного зодчества, где собраны русские деревянные строения начиная с XVII века: избы, амбары... Это такое полное погружение в атмосферу деревенского быта! Там очень красиво, и оттуда самые незабываемые впечатления: представьте, когда человек 60–70 одновременно поют русские песни!

Группа «Новые кельцы»
На фестивале

А на зарубежных фестивалях не выступали?
Алексей:
Пока нет, но, если пригласят... Зато мы в прошлом году взяли гран-при международного фестиваля «Хранители наследия России», а в этом году наконец-то вышел наш первый диск. Он так и называется: «Проба пера». А проба должна быть 585-й...

Где Вы находите материал для своих композиций?
Алексей:
В народе. Есть этнографы, которые ездят, записывают, а нам остается брать, слушать и адаптировать. Вот мы и пробуем. Иногда дело доходит до совсем неординарных вещей. На конкурс «Хранители наследия России» мы делали три духовных стиха. Для двух аранжировки сделали легко, а на третьем забуксовали. Пробуем одни инструменты – не подходят, другие – не подходят. А через три недели конкурс. Что делать? И тогда я сказал нашей балалаечнице: бери свой инструмент. Она на меня так посмотрела! Понимаете, это как рыбу на мясо намазывать – духовный стих на балалайке исполнять. Но в результате мы все-таки играли его на двух балалайках, и получилась некая имитация клавесина. На самом деле, русская балалайка – инструмент, который может звучать и по-восточному, и по-западному, на нем и рок-н-ролл можно сыграть, и кантри, и Восток, и Турцию – что угодно.

Знаю, что Вы не только мастер и музыкант, но еще и коллекционер.
Алексей:
Да, так получается, что какие-то инструменты я покупаю, реставрирую и оставляю у себя. Какая-то часть коллекции – это инструменты, которые я сделал сам: волынки, жалейки, гусли. Плюс те, что покупал у других мастеров. Некоторые инструменты проще купить у хорошего мастера, чем осваивать самому, блок-флейты, например.

То есть коллекция у Вас экспериментально-рабочая?
Алексей:
Да, разноплановая. В основном я ее использую, когда с детьми занимаюсь. У меня есть проект «Живой музей»: я приезжаю в детские музыкальные школы, дома культуры, где есть фольклорные направления, и рассказываю про народные инструменты. Играю на них, потом даю детям попробовать.

Гудок и гусли
Гудок
Гусли

Что говорят дети?
Алексей:
Они в восторге. Честно, если хоть один из ста начнет потом на чем-то играть, то это уже здорово. Русские традиции не пропадут.

Традиционный вопрос: творческие планы. Есть же они?
Алексей:
Есть. Найти менеджера. Дело в том, что хоть я и занимаюсь точными вещами – изготовлением музыкальных инструментов, – но, как любой творческий человек, в плане менеджмента я – существо неорганизованное. Иногда бывает, что заказчик – какой-нибудь бедный студент, и мне совестно взять с него денег столько, сколько инструмент стоит. Плюс я не могу распланировать деятельность музыкального коллектива, поэтому группе нужен арт-директор, который будет заниматься ее продвижением.

Арт-директора найти трудно?
Алексей:
Просто раньше мы не задавались этим вопросом. Но теперь с каждым годом приглашений выступить становится все больше, уже нужно график составлять.

Вас приглашают, потому что хорошо играете или потому что играете народную музыку?
Алексей:
Трудно сказать. Наверное, потому что играем необычно. Есть группы, которые играют идеально, у них каждая нота отлажена, а мы... Ну, скоморохи, что тут сказать! Инструменты у нас народные, песни хороводные... Самое интересное, что отдельно каждый – профессиональный музыкант, а вместе – кучка энтузиастов, которым просто нравится играть вместе. Но слушателям виднее, конечно...

Большое спасибо Алексею за беседу и фотографии ))

Comment on this post